Энди Белл — Arran Distillery

Энди Белл - Arran Distillery
Энди Белл — Arran Distillery

Добрый вечер, Энди! Скажите, пожалуйста, несколько слов о винокурне, которую Вы представляете.

— Добрый вечер! Arran Distillery была основана в 1995 году Гарольдом Карри (Harold Currie). К тому моменту он только что ушел с поста управляющего Chivas Regal и решил попытаться реализовать давнюю мечту о собственной винокурне. Основной его идеей стало производство фантастического виски, но с использованием исключительно традиционных методов.

Мы и сегодня постоянно стремимся к тому, чтобы все наши действия приносили максимальную пользу самому виски, а тот, в результате, доставлял максимальное удовольствие пьющему. В рамках этой концепции наш виски никогда не подкрашивается карамелью и не проходит холодную фильтрацию, так что все натуральные элементы остаются в нем.

Наша философия – производить настолько хороший виски, насколько это возможно, используя только натуральные традиционные методы.

Что особенно цепляет в Arran именно Вас?

— Я рос в Глазго и на протяжении всей жизни очень часто ездил на Арран – он расположен совсем недалеко. Я в буквальном смысле сделал свои первые шаги на этом острове.

Поэтому сам остров и все, что с ним связано, навсегда поселились в моем сердце. И открытие там первой за очень долгое время винокурни для меня огромная радость. Тем более, она производит виски, которым можно по-настоящему гордиться! Право нести этот виски другим я воспринимаю как огромную привилегию!

Arran Distillery
Arran Distillery

И еще мне очень импонирует то, что, несмотря на молодость, ведь Arran Distillery всего 21 год, за ее кулисами трудятся одни из самых опытных людей индустрии. Например, наш менеджер и мастер-дистиллер Джеймс МакТаггарт (James MacTaggart) долгое время работал на Bowmore.

Расскажите подробнее о самой идее возникновения винокурни.

— Как я уже сказал ранее, идея родилась в голове Гарольда Карри. В 1993 году он присутствовал на ужине, организованном Arran Society of Glasgow. После ужина его друг, архитектор, завел разговор о традициях производства виски на острове Арран.

Дело в том, что, хоть наша винокурня работает только 21 год, сам остров раньше прочно ассоциировался с виски. Еще во времена Роберта Бернса солодовый с Аррана поставлялся в центральную часть Шотландии. Конечно, значительную его часть гнали нелегально. Но вплоть до середины XIX в. действовали и лицензированные дистиллерии — последние из них закрылись к 1840-м.

Идея заключалась в том, чтобы вернуть производство виски на остров. Скажем, когда сегодня люди слышат об Айле, они сразу думают о местном виски. В случае с Арраном же это далеко не первое, что приходит в голову. Но исторически местный виски был очень популярен в Шотландии благодаря своему качеству. Это и планировалось возродить.

С какими проблемами Гарольд Керри столкнулся, открывая винокурню?

— Существует старая поговорка: «Винокурни строят не для себя или своих детей – их строят для внуков». Ведь с момента начала реализации проекта до того, как производство становится источником ощутимого дохода, проходит очень долгое время. По этому поводу есть и шутка: «Как сколотить небольшое состояние на производстве виски? Вложить большое состояние в строительство винокурни».

Эти слова отражают основные проблемы, с которыми сталкиваются все, кто затевает открытие собственной дистиллерии.

Конечно, у нас было серьезное преимущество — очень сильная команда, собранная одним из лучших управляющих с огромным опытом. Но даже когда вы уже начали производить new-make, то все равно вынуждены ждать. И для того, чтобы виски достаточно созрел и стал привлекательным для потенциальных покупателей, чаще всего приходится терпеть не меньше десяти лет.

Следующая проблема – бочки. Сегодня они стоят очень дорого. В самом начале, после того, как винокурня была построена, мы действительно испытывали в связи с этим определенные трудности, ведь практически все деньги оказались вложены в строительство. И было трудно находить и приобретать качественные бочки. По сути, бочки — это один из самых дорогостоящих элементов производства. Сегодня, конечно, мы с этими проблемами справились.

Arran Barrels
Джеймс МакТаггарт

Так что основная сложность, как мне кажется, заключается в умении спрогнозировать развитие дела на многие годы вперед и постоянно в течение этого времени находить необходимые ресурсы.

У Arran очень необычный для островного виски стиль…

— Да. Когда кто-то говорит тебе «островной виски», ты сразу вспоминаешь о дыме и торфе. Но когда речь идет об Arran Distillery, тут все не так, как обычно («going against the grain»).

Даже само появление винокурни в 1995 году. Дело в том, что еще с начала 80-х годов производства по всей Шотландии закрывались – за короткий промежуток прекратили работу около 20 винокурен. Только в 1983 любители виски потеряли Glenury Royal, Brora, Banff и Port Ellen. И даже то время, когда начинали мы, было периодом застоя. То есть с самого начала Arran, в каком-то смысле, плывет против течения.

И в стиле виски это тоже проявляется. У нас прекрасные кубы, в которых рождается замечательный фруктовый спирт. Так давайте обратим внимание на него! Вовсе ни к чему прятать все это великолепие за торфом. Конечно, мы производим и торфяные спирты, ведь некоторые люди любят такую стилистику. Но наш основной фокус на полнотелом богатом фруктовом виски без примеси торфяного дыма.

Arran Machrie MoorРасскажите про виски Machrie Moor?

— Это логичное продолжение разговора про торфяной виски, поскольку Machrie Moor — наша дымная экспрессия. Примерно месяц в году, обычно в октябре-ноябре, мы занимаемся производством спиртов из окуренного солода. В это время вся винокурня наполняется ароматами торфа!

Откуда взялось его название?

— «Machrie Moor» — название конкретного места на острове Арран. Смотрите: дистиллерия расположена в местечке Лохранза, паром на остров прибывает в деревню Бродик, а на противоположной, западной стороне острова как раз и расположено Machrie.

Большего всего в этом месте людей привлекают поля для гольфа. Но виски мы назвали, конечно, не в их честь.

Там же находятся древние стоячие камни, наподобие тех, что в Стоунхендже. Некоторые из них достигают в высоту 10, 12 и даже 15 футов. Всего в Махри Мур шесть кругов таких камней. Очень загадочные сооружения! Их относят к Бронзовому веку, за тысячи лет до текущего момента, но никто не знает, каким образом они попали туда. Камни подобного размера можно свободно найти на другой стороне острова, но не в Махри. И очевидно, что дотащить их физически очень сложно.

Machrie Moor
Machrie Moor

А причина, по которой мы назвали в честь этого места свой торфяной виски, проста. Если вы когда-нибудь окажетесь в Махри Мур, то под своими ногами обнаружите не что иное как торф, формировавшийся тысячи лет из остатков растений.

Уверен, вам известно, что в старые времена торф был основным топливом, доступным шотландцам. Даже сегодня в Хайленде легко можно увидеть брикеты торфа, сушащиеся на открытом воздухе для того, чтобы местные жители могли использовать их в качестве источника огня в своих домах. В старые же времена эти брикеты использовали и для сушки солода.

Согласитесь, вполне логично было назвать дымную версию нашего виски в честь самой богатой торфом части Аррана.

Еще одна причина заключается в том, что, если Вы окажетесь на Арране и попадете в Махри Мур, к этим камням, то наверняка почувствуете — это одно из самых загадочных и атмосферных, возможно даже пугающих, мест на земле. И наш самый «буйный» и эмоциональный виски назван в честь него.

Как часто этот виски выпускается в продажу?

— Последние шесть лет, начиная с 2010 г., мы выпускаем Machrie Moor ежегодно. Виски выходит небольшими партиями, и каждая партия немного отличается от предыдущей. Их довольно быстро раскупают, ведь людям нравится исследовать новые релизы, искать в них отличия от предыдущих.

В прошлом году мы также сделали первый релиз Machrie Moor бочковой крепости. И планируем выпускать новые cask strength с той же регулярностью.

А три года назад на винокурне решили поработать c гораздо более торфяным, чем обычно, солодом – около 50 ppm. Как у Ardbeg. Это был, скорее, эксперимент. На данный момент мы собираемся следить, как эти спирты развиваются, в течение еще трех лет. Чтобы затем понять, когда выпустить основанный на них релиз для людей, любящих сильноторфяной виски.

В конце прошлого года у вас появился 18-летний виски?

ARRAN 18 YEAR OLD— Да, буквально в прошлом году мы выпустили первый 18-летний релиз. Он вышел в рамках задуманной ранее серии – в 2013 г. был выпущен Arran 16 yo, в 2014 г. – Arran 17 yo, и, наконец, в 2015 г. трилогию завершил Arran 18 yo.

Я много путешествую, и часто слышу в разных странах от разных людей: «О, я слежу за развитием Arran с первого дня работы винокурни! Мне казалось, что это было вчера, а теперь у вас появляется 18-летний релиз. Как быстро летит время!» И для нас как винокурни, за развитием которой многие следят с самого ее рождения, выход первого 18-летнего виски — по-настоящему важный момент. Это был один из самых волнительных розливов для нас!

Выпущено лишь 9000 бутылок, которые мы разослали по всему миру. Только хересные бочки. Очень пряный, с сильными нотами табака, темного шоколада, имбиря — по-настоящему классический хересный букет, но в сочетании с аррановской фруктовостью. Потрясающий виски!

Я помню, как Джеймс дал мне сэмпл в первый раз. Я налил виски в бокал, понюхал и просто сказал: «Вау!». Это и правда было круто. Как будто какая-то магия произошла во время выдержки.

В текущем году мы планируем дополнить 18-летней версией нашу основную линейку. Так что вскоре она будет состоять из: 10 yo, представляющего собой классическую фруктовую вариацию Arran; 14 yo – более мягкого виски, с более выраженными нотами шоколада и красных яблок; и нового 18 yo. В регулярной версии это будет комбинация спиртов из бурбоновых и хересных бочек. Поверьте мне на слово – это Arran, все черты которого усилены до максимума. Фантастический виски.

18-летняя версия приходит на смену выпускавшейся несколько лет 12-летней версии бочковой крепости.

Расскажите, как в регулярной линейке появилась 12-летняя версия бочковой крепости. Нестандартный релиз для регулярного выпуска. Вы последовали примеру Glengoyne?

— Нет-нет! Думаю, в индустрии виски никто не выпускает новых релизов просто потому, что кто-то другой уже выпустил что-то подобное!

Возьмите нашу 14-летнюю версию. Много Вы знаете винокурен, регулярно выпускающих 14-летний виски? Я могу назвать от силы пару — Clynelish и Oban. И Arran выпускается в возрасте 14 лет не потому, что так же поступают на Clynelish. Просто мы считаем, что наш виски лучше всего показывает себя в этом возрасте.

12-летняя версия бочковой крепости появилась, когда мы захотели ввести в линейку что-то моложе 14 лет (тогда 14-летний виски был самым выдержанным среди регулярных Arran) и при этом очень яркое и мощное. Людям нравятся виски бочковой крепости, cask strength – всегда отличное дополнение к вашему портфелю. Но мы не хотели менять свою 10-летнюю экспрессию, уже ставшую к тому моменту классикой. Поэтому для виски бочковой крепости возраст 12 лет, как раз между 10 и 14, выглядел идеальным.

Но, как я уже сказал, время Arran 12 yo cask strength уходит в прошлое. Мы выводим его из ассортимента, чтобы быть уверенными, что нам хватит выдержанных спиртов для постоянного выпуска 14- и 18-летних версий. Четыре регулярных релиза с указанием возраста – 10, 12, 14 и 18 – это, пожалуй, многовато, поскольку на них расходуются запасы, которые в будущем могли бы стать чем-то еще более выдержанным. Так что сейчас самое время покупать Arran 12 yo cask strength (смеется)

Расскажите о новом проекте Smuggler Series.

— Мы уже выпустили несколько очень успешных limited editions. Среди них особо выделяется линейка Icons of Arran. Если где-то в России Вам вдруг встретится в продаже первый релиз серии — «The Peacock» — берите, не раздумывая! Это огромная удача! Да и виски, кстати, замечательный – на случай, если Вы решите его выпить! (смеется). Также несколько лет назад свет увидели три версии Arran The Devil’s Punch Bowl.

На этот раз мы решили оглянуться на историю острова, а именно — историю производства виски на нем. Мы обнаружили, что в старые времена пабы Глазго продавали нечто под названием «Arran water». Позже выяснилось, что так, конечно же, называли арранский виски.

Надо понимать — в те времена виски не был мягким и приятным напитком, каким мы знаем его сегодня. Чаще всего это было отвратное пойло. Пабы и землевладельцы покупали виски бочками, прямиком с винокурен. И часто добавляли туда всякие ужасные вещи с целью усилить опьянение.

Поэтому встретить в том контексте нечто, названное «водой», означало, что это был по-настоящему качественный спирт — мягкий и питкий, как вода. Удивительно!

Arran Smuggler Series

Одно из известных исторических свидетельств той эпохи гласит: «С «Арранской водой» по качеству может соперничать только виски из долины реки Ливет». А виски из района Glenlivet тогда считался лучшим в Шотландии! Значит, на высоте был и солодовый с Аррана.

При том основная его часть продавалась нелегально. И мы хотели почтить память тех людей, которые, порой погибая в водах Фёрт-оф-Клайд, пытались доставить виски с острова в Глазго и другие города Шотландии.

Исторически на острове было очень много контрабандистов. И этой части истории нашего острова мы решили посвятить линейку Smuggler Series.

Следующий вопрос будет об этикетках. Недавно Arran сменил дизайн этикетки. Изменения коснулись только внешней стороны, или сам виски тоже стал другим?

— В виски ничего не изменилось. 10- и 14-летние версии остались абсолютно такими же.

Изменения этикетки — всего лишь часть процесса, через который проходит продукция всех винокурен. Тут, конечно, есть определенное влияние моды. Если вы посмотрите на историю этикеток шотландского виски, то увидите, что в одни годы они становятся больше, в другие, наоборот, уменьшаются, сегодня на них появляется одно, завтра — другое… В любом случае, этикетки меняются постоянно и у всех компаний.

Для нас тоже наступило время перемен. Дело в том, что в последние годы Arran стал по-настоящему узнаваемым, а следом и уважаемым, виски — благодаря своему вкусу и качеству, а также нашему отношению к традициям производства. И тут мы осознали определенные сложности, связанные со старой этикеткой — вся информация на ней была написана очень мелко. Да и цветовые решения, честно говоря, тоже не были идеальны. Конечно, при близком рассмотрении старый дизайн выглядит привлекательно и стильно, со всеми этими медного цвета надписями. Но если вы увидите такую бутылку на полке бара, то, скорее всего, сидя у стойки не сможете прочитать, что же на ней написано. И мы решили, что пора поменять дизайн — чтобы виски Arran стало легче узнать издалека.

Но, повторюсь, внутри все тот же виски.

Если говорить о виски-индустрии в целом – какие рынки особенно важны для Arran сегодня?

— В этом контексте «важны» довольно забавное слово. Думаю, мы особо успешны в Германии, поскольку там много людей, испытывающих живой интерес к виски. Им хочется знать детали производства, различные нюансы, связанные с разными винокурнями, и в этом плане Arran вполне удовлетворяет их потребности.

Также дела идут хорошо в Соединенном Королевстве. Там успех связан, в первую очередь, с туристической привлекательностью самого острова. Многие люди бывают на нем, и всем им достаточно легко идентифицировать, связать себя и свой опыт с нашим виски – люди пробуют его на месте производства, а потом, покупая бутылку, вспоминают приятное время, проведенное на острове.

Конечно, Америка. В основном из-за ее размеров (смеется).

Франция, где продажи тоже идут хорошо. Там неплохо знают Роберта Бернса, как, кстати говоря, и в России, и нам это очень помогает. Потому что мы выпускаем Robert Burns Single Malt и Robert Burns Blend. Да и вообще французы исторически пьют много виски. Не знаю, может из-за давних связей между Шотландией и Францией, еще со временем «Старого союза» (Auld Alliance).

Это основные рынки для нас. Но я перечислил те, где Арран знают лучше всего. Если же говорить о «важных» рынках, то ими, по моему мнению, скорее являются страны, где мы, наоборот, представлены слабо. Потому что именно там у нас есть множество возможностей для дальнейшего развития, для того, чтобы показать людям, какой замечательный виски мы производим. И люди, работающие на Arran, об этом никогда не забывают.

А российский рынок?

— Что касается России, то здесь интерес к нашему виски растет очень хорошо. Я приезжаю к вам уже третий год, и с каждым годом вижу все больше людей, знающих про Arran. И, конечно, меня это радует.

Что Вы думаете о Китае? Это огромный рынок, многие производители мечтают о том, чтобы оказаться представленными на нем…

— С точки зрения размеров это действительно большой рынок. Но с точки зрения знаний о виски, существования некоего сообщества ценителей он сильно отличается от России, Франции или Германии. В перечисленных мной странах люди, покупая что-то, уделяют много внимания информации о том где, каким образом, с какими интересными нюансами был произведен тот или иной релиз. Мне кажется, в этом смысле Китай — еще созревающий, формирующийся рынок. Там особо не интересуются техническими и вкусовыми различиями между виски, воспринимая напиток лишь как предмет роскоши.

Конечно, если китайцы начинают покупать ваш бренд, это хорошая новость для любой компании. Но мы на Arran не хотим делать это главной целью бизнеса. Нам важно, чтобы люди покупали Arran как концептуальный виски и делали это, осознавая причины формирования его качества.

В настоящий момент китайцы в должной мере не обладают подобным знанием. Конечно, они развиваются в этом плане. Но на сегодня в Азии мне кажется куда более интересным Тайвань.

Скажите пару слов о себе. Где родились, где учились, как проходило Ваше «виски-путешествие»?

— Я родился в Глазго, вырос в Глазго, ходил в школу в пригороде Глазго. Как я уже говорил, остров Арран находится лишь в пятнадцати минутах езды оттуда, так что он всегда играл важную роль в моей жизни. После школы поступил в университет, пошел работать… Моя первая работа не была связана с виски.

Вообще, до 17 лет я пробовал виски на вечеринках, но никогда особо им не наслаждался. Не знаю, виной ли тому неразвитый вкус или не самый лучший виски («immature palate or immature whisky»), но напиток не доставлял мне удовольствия.

В то же время, у меня был друг, который как раз слушал соответствующий курс в университете Глазго. И однажды он протянул мне бокал. После некоторых колебаний я попробовал… Тот виски оказался восхитительным! И я покатился по наклонной. (смеется)

В общем, с тех пор я начал интересоваться всем, что связано с этой темой, и постоянно стремился пробовать новые образцы. Тот виски как будто разбудил меня. Это был Macallan 10 yo.

Постепенно во мне родилась настоящая страсть. Однажды на виски-фестивале я повстречал одного из своих нынешних коллег и спросил, не нужна ли ему какая-то помощь в процессе мероприятия.

Знаете, к тому моменту я уже работал, денег на жизнь хватало, и главной целью просьбы было просто взглянуть на мир виски изнутри. Я даже не ждал, что мне будут платить, всего лишь хотел заняться виски, говорить о нем.

Но вышло так, что энтузиазм не остался незамеченным. Вдобавок, я оказался человеком, который практически жил на острове. В результате мой нынешний босс попросил выслать ему резюме. Что ж, пришлось писать резюме. Дело было сделано, и после небольшого обсуждения мне предложили работу.

Я действительно не стремился зарабатывать на этом и был крайне вдохновлен одной только возможностью погрузиться в мир виски. Тем более, в составе команды хорошо знакомой винокурни. Которая к тому же расположена на острове, занимающем большое место в моем сердце. От этой возможности я попросту не мог отказаться. Я и сегодня горжусь тем, что могу этим заниматься!

Такова краткая история моего «виски-путешествия».

А каким Вам видится Ваше будущее в виски-индустрии?

— Мое будущее? В идеале я бы очень хотел остаться с командой Arran и наблюдать, как винокурня становится все более и более успешной. Это дистиллерия, которая требует — и заслуживает — очень большого внимания. Тут дело в отношении к самому процессу производства. Я абсолютно честен, когда говорю, что на всех этапах производства наша основная цель – качество.

Меня очень вдохновляет Джеймс МакТаггарт. Он работал на Bowmore 35 лет перед тем, как прийти на Arran. И для меня наблюдение за его работой — безумно интересный и важный опыт.

Думаю, что не мог бы пожелать ничего лучше. Я ощущаю все происходящее на Arran как часть себя. И в будущем мне бы хотелось быть причастным к развитию компании.

У Вас есть домашний бар?

— Конечно же!

Есть ли такой виски, который находится в нем постоянно?

— Чаще всего я пью – и говорю это не потому, что должен, а от чистого сердца – Arran 14 yo. Во-первых, у меня есть постоянный источник поставок (смеется).

Во-вторых, если я прихожу с работы домой и наполняю свой бокал просто для того, чтобы выпить, не особо задумываясь, этот виски подходит просто идеально. Но и в случае, когда я хочу побыть наедине с собой и наливаю виски для того, чтобы насладиться его букетом – Arran 14yo тоже более чем хорош! Потому что он одновременно очень комплексный и очень питкий. Это удивительный баланс противоположностей!

Еще один виски, который я хочу упомянуть, это Clynelish. Я люблю его из-за характерной восковости. Которая появляется неизвестно откуда, но является неотъемлемой частью стиля этого виски.

Также я очень люблю розливы Scotch Malt Whisky Society. Все они хороши и оригинальны.

Какой виски был первым в Вашей жизни?

— На самом деле, моим первым проводником в мир скотча стал дед. Он любил Deanston. Знаете, в 60-х и 70-х было невозможно просто прийти в магазин и купить бутылку любимого солодового, как сегодня. Тогда все пили купажи. Для того, чтобы получить Deanston, деду приходилось ездить за ним на саму винокурню. Каждый раз, стоило очередной бутылке закончиться.

И впервые с виски я познакомился, когда меня еще совсем маленьким ребенком принесли к нему в дом. Видимо, я сильно кричал, и он дал мне несколько капель, чтобы усыпить. Так что Deanston был первым виски, который я попробовал в жизни.

Но настоящее увлечение началось, повторюсь, с того десятилетнего Macallan.

Какой виски стал самым запомнившимся из тех, что Вам доводилось пробовать?

— Самый лучший виски, надолго поселившийся в моем сердце, я попробовал в прошлом году. Это было во время виски-фестиваля на Арране, в организации которого я принимал активное участие.

Мне пришлось прибыть на остров задолго до начала, раньше всех. Потому что мы с Джеймсом МакТаггертом сколотили музыкальную группу и должны были выступить на фестивале. А до этого надо было немного порепетировать.

Джеймс знает, что я очень люблю виски. И порой, когда мне везет, он позволяет сделать несколько сэмплов. В тот раз мы пришли на стеллажный склад, и в конце одного из рядов Джеймс сказал мне, знаете, с таким айловским акцентом: «Подойди-ка и дай показать тебе вот эту бочку».

Я взглянул и заметил, что она выглядела как-то необычно. Посмотрите на любую бочку, и Вы увидите отдельные стейвы, из которых она собрана. Но на той, которую показывал Джеймс, не обнаружилось ни одного!

Сразу стало ясно — это бочка не из-под бурбона или хереса. Оказалось, изначально ее использовали в производстве шампанского! Потом в ней восемь месяцев провели спирты для нашего Arran Champagne Finish. И уже после Джеймс заполнил бочку вновь. На этот раз new-make. Новые спирты провели внутри около десяти лет (примечание — Champagne Finish вышел в 2005 году). Я никогда в жизни не пробовал такого виски! Он был очень комплексным, с ярким оттенком бисквита, изобилием фруктовых и яблочных нот, характерных для Arran…

Представьте – мы на складе, вокруг множество бочек, источающих аромат, Джеймс выколачивает затычку, и та выходит наружу с характерным звуком, затем виски льется мне в бокал… В том Arran как будто соединилось все очарование момента! Вообще, я считаю, что момент, условия, в которых вы дегустируете напиток, важны не меньше, чем он сам.

В общем, это был самый лучший виски, которого когда-либо касались мои губы. И я очень надеюсь, что однажды он будет разлит по бутылкам!

Расскажите веселую историю, связанную с виски. Это может быть история из Вашей жизни или просто анекдот.

— Я могу рассказать, как Джеймс МакТаггарт получил работу на Arran. Прошлого менеджера звали Гордон Митчел (Gordon Mitchell), он пришел на винокурню в самом начале ее работы в 1995 году. До того он трудился в Монтроуз, в восточной части Шотландии, на дистиллерии Lochside. После ее закрытия в 1992 году Гордон перебрался в Ирландию, где занимался развитием винокурни Cooley и, в частности, производством виски Connemara. А затем приехал на Арран, где помогал формировать характер спиртов Arran Distillery. Его задача была необычной, потому что чаще всего люди едут на острова, чтобы производить дымные и торфяные, а не фруктовые спирты.

В конце концов карьера Гордона закончилась — к большому сожалению, он был вынужден уволиться по состоянию здоровья. И моему боссу Юэну (Euan Mitchel) пришлось срочно искать ему замену, заполнять пустующее место.

В какой-то момент на винокурне просто некому было производить виски. Не очень приятная ситуация. К тому же, заявок на работу не было. Понимаете, вы не можете просто разместить в интернете объявление «Требуется мастер-дистиллер» и ждать мешка заявок. Мастеров дистилляции мало, и все они уже где-то работают, производят виски. Так что найти даже одного свободного – большая проблема.

Прошло несколько недель. Винокурня без мастера дистилляции, как вы понимаете, не может производить ничего. Мы потихоньку начали впадать в панику. В результате Юэн позвонил Джиму МакЮэну с Bruichladdich и спросил, знает ли тот кого-нибудь, кто мог бы заинтересоваться работой – производством качественного виски на новой перспективной дистиллерии. И, главное, нам нужен был человек, живший неподалеку от острова. Джим сказал: «Ты слышал про Джеймса МакТаггарта с Bowmore?». Юэн ответил: «Да, конечно! Он был нам прекрасно подошел!». И тогда Джим пообещал спросить Джеймса – в свое время они вместе работали на Bowmore.

Так мы нашли нового мастера дистилляции – по телефону. Понимаете, тогда в распоряжении не было сотовых, имейлов, пейджеров – это же Айла, в конце концов.

Но самое забавное в этой истории то, что когда спустя две недели офисный телефон зазвонил, и Юэн поднял трубку, на том конце сказали: «Здравствуйте, это миссис МакТаггарт, жена Джеймса. Он готов приступить к работе».

Эту историю можно трактовать по-разному. Кто-то подумает, что она показывает робость Джеймса. Но для меня она скорее показывает его уверенность в себе – он был абсолютно уверен в том, что получит эту работу, даже если на винокурню позвонит его жена. Вот так Джеймс МакТаггарт устроился на Arran Distillery.

Должен сказать, что Джеймс очень скромный и даже застенчивый человек. Знаете, есть мастера дистилляции и купажа, которые летают по всему миру в бизнес-классе, раздают автографы, расплескивают виски направо и налево, вообще ведут себя как звезды. Джеймс абсолютно не такой. Он простой человек с Айлы, делающий виски. И все.

Как Вы относитесь к виски Айлы?

— Айла — удивительный остров. На его небольшой территории воплотился целый отдельный стиль скотча. И для меня он – лишнее доказательство того, что вкус виски отражает место его производства. Недаром так много винокурен Айлы создают виски в похожей, легко узнаваемой стилистике. Это свидетельство влияния места и наличия у виски терруара.

В то же время, это довольно сложный стиль. Но он, безусловно, хорош. Его высоко ценят люди, разбирающиеся в предмете. Он также может неожиданно стать первой любовью в мире виски . Часто, особенно если это первый виски, его либо начинают горячо любить, либо не менее горячо ненавидеть. Но это стиль, очень популярный у опытных вискилюбов.

Кстати, раньше винокурен на острове, конечно, было еще больше. Есть легенда про то, что, когда в Шотландии устанавливались правила взимания налогов и определялись территории, которые должны были их платить, про Айлу просто забыли. И люди, поняв, что остров – налоговый рай, сразу понастроили там множество винокурен.

Кроме того, этот остров сам по себе — просто прекрасное место.

Ну и, не будь Айлы, у нас не было бы Джеймса, а значит виски Arran не был бы таким, каким мы его знаем сегодня.

Напоследок дайте совет российским любителям виски и читателям islay.ru

— Расширяйте свой кругозор! Очень легко идти на поводу у маркетинговых историй, когда видишь знаменитостей, пьющих какой-то виски на ТВ… Но не полагайтесь ни на что, кроме вашего собственного восприятия. Постоянно пробуйте новый виски.

Не верить даже Джуду Лоу с Johnnie Walker?

— Нет, ему можно – он ведь отлично выглядит

(смеется)

Лучший подход – пробовать все самому и выносить о каждом виски самостоятельные суждения. И если вам нравится что-то, а другие говорят, что оно не должно вам нравится – не обращайте на них внимания. Доверяйте своему вкусу.

Потому что вечером с наедине с бокалом остаетесь именно Вы. Это только Ваш выбор. В конце концов, Вы же за этот виски платите! (смеется)

Не пейте виски потому, что считаете его способом улучшить имидж. Но и не пейте потому, что просто хотите напиться.

Я говорю все это по своему опыту. Для того, чтобы мое увлечение началось, потребовался только один виски. Но когда я попробовал пятьдесят разных образцов, то стал ценить все их, включая тот первый бокал, бесконечно больше. Виски очень разнообразен, и нельзя лишать себя этого разнообразия.

Назовите мне еще хотя бы один напиток, который производят из трех простейших ингредиентов, но при этом есть не меньше ста десяти производителей, чья продукция заметно отличается друг от друга. Это просто сверхествественно.

Кроме того, это лучший напиток в мире по соотношению цена-качество.

Так что пробуйте так много разного виски, как можете. Нет, не «пейте так много виски, как сможете» — это до добра не доведет. Но в плане разнообразия старайтесь расширять свой опыт.

Большое спасибо за беседу.

Поделиться: Share on VKShare on Facebook63Tweet about this on TwitterShare on Google+0Share on LinkedIn1Print this pageEmail this to someone