Александр Агеев — представитель Маруся Бевереджис Рус

Александр, привет! Спасибо, что нашел время поговорить с нами перед дегустацией. Расскажи о компании и брендах, которые ты представляешь.

— Привет! Я представляю компанию Маруся Бевереджис. Маруся Бевереджис Рус, если быть точным. Потому что, несмотря на такое название, это международная компания.

В ее рамках я занимаю позицию Senior Brand Manager. Сфера моей деятельность – т.н. brown spirits. Это, в первую очередь, виски The Glenrothes. Также виски Compass Box, винтажные ромы Карибского бассейна Mezan (это наш собственный бренд) и арманьяк Clos Martin.

Александр Агеев
Александр Агеев — представитель Маруся Бевереджис Рус

Как ты пришел в индустрию?

— Это произошло, как зачастую бывает, абсолютно случайно. Во времена института я начал работать на красноярскую компанию — дистрибьютора алкоголя. Но это было скорее стремление к самостоятельности, нежели что-то серьезное. Просто работа, которую удобно совмещать с учебой.

В процессе я познакомился почти со всеми импортерами и дистрибьюторами Москвы. И потом, когда в компании МБГ открылась позиция бренд-менеджера, устроился туда работать. Ну а дальше из индустрии, как вы знаете, сложно уйти, она действительно не отпускает. Попытки были.

И куда ты пытался уйти?

— Это было очень весело и интересно. Я работал промо-продюсером на телеканале 2Х2, еще до покупки канала Профмедиа. И, соответственно, мы позволяли себе некоторые хулиганства (смеется).

Потом грянул кризис. Профмедиа сократило 30% сотрудников. И тут пришло прекрасное антикризисное предложение поработать на компанию Suntory.

Я занимался японским виски. Могу без ложной скромности сказать, что поспособствовал развитию этой категории у нас – когда я начинал, люди округляли глаза при словосочетании «Японский виски».

«Это что-то из риса?!»

— Да-да, именно так. После этого я работал на коньячный дом Camus — был бренд-амбассадором в московском офисе. В первую очередь на Россию, но также и на СНГ и рынок duty-free. После чего меня пригласили поработать на Маруся Бевереджис.

У тебя очень обширный опыт! В этом смысле еще ценнее будет ответ на следующий вопрос. Мы собрались по поводу The Glenrothes – что в этом бренде особенно «цепляет» именно тебя?

— Мне кажется, что The Glenrothes это очень честный виски. Потому что те простые дегустационные характеристики, которые можно найти на каждой экспрессии The Glenrothes (на наших этикетках, вдохновленных маленькими этикеточками, используемыми мастером купажа для библиотеки ароматов), ты всегда действительно находишь в бокале. И самое главное – то, что обещает ароматика, ты и получаешь на вкус.

Плюс The Glenrothes это классический Спейсайд, а мне очень нравится этот стиль. Хотя мир шотландского виски настолько широк, что, конечно, глупо ограничиваться одним регионом.

Что отличает The Glenrothes от остальных?

— К отличительным особенностям можно отнести, например, одни из самых высоких в Спейсайде перегонных кубов. За счет чего сами спирты получаются очень легкими по характеру. К сожалению, у меня сегодня не получилось привезти new make, но поверьте на слово — он обладает очень свежим фруктовым характером, и по ароматике даже можно предположить, что это какое-то о-де-ви из винограда. Правда, если потом сделать глоток, то понимаешь, что это все-таки ячмень.

Производство Glenrothes
Производство The Glenrothes

Кроме того, никаких финишей. И, я бы сказал, что очень хорошее тело и очень хороший баланс.

А что касается самого бренда?

— Основа философии и визитная карточка бренда – винтажи. Сам бренд принадлежит компании Berry Bros & Rudd, которая уже более трехсот лет является поставщиком Британского Королевского двора. Конечно, этим уже никого не удивить – мы знаем, что таких поставщиков достаточно много. Но это единственный поставщик напитков, удостоенный сразу двух королевских орденов – ордена Королевы и ордена Принца Уэльского. Их компания с гордостью размещает на всех бутылках The Glenrothes.

Это по-прежнему семейная компания, сейчас у руля представитель седьмого поколения семьи Берри. Исторически — винные негоцианты, которые в 20-ых годах прошлого века создали бренд Cutty Sark – очень легкий для того времени купажированный виски, выгодно отличавшийся по стилю от других. Что, кстати, сыграло роль в недавнем приобретении компанией бренда The Glenrothes– именно этот солодовый виски с самого начала был одной из основ Cutty Sark.

Первый официальный розлив винокурни был сделан в 1994 году. До этого она оставалась бережно хранимым секретом мастеров купажа в Шотландии. Ситуация в целом сохраняется до сих пор – 95% всего виски The Glenrothesидет на нужды купажирования, и лишь пять — лучшие пять процентов, конечно — бутилируются как single malt.

Какие из винтажей The Glenrothes можно найти в России?

— В 1994 году мы вышли на рынок как раз с винтажной линейкой. Для BB&R как винных негоциантов и людей, триста лет занимавшихся шампанскими винами и винами гран крю, сама концепция винтажей была достаточно близка.

На данный момент на российском рынке представлена достаточно широкая линейка, начиная с первого винтажа тысячелетия – 2001 года. Плюс винтажи 1998, 1995, 1988, специальная версия single cask 1987 года и винтаж 1978 года. Последний это, конечно, виски для коллекционеров, ценителей и фанатов. И весьма обеспеченных людей.

Важно отметить, что покупку винтажного виски можно рассматривать как очень хорошую инвестицию. Я уверен, что к нам понимание этого еще придет. Потому как в Европе и Северной Америке такой рынок уже существует. В случае винтажного односолодового виски, с каждым годом, независимо от колебаний рынков и курсов валют, его стоимость будет лишь увеличиваться.

Винокурня Glenrothes
Винокурня The Glenrothes

Сразу возник вопрос по поводу винтажности в крепком алкоголе. Чаще всего это встречается в арманьяке, но там можно проследить зависимость характеристик вин и, как следствие, дистиллятов от погодных условий того или иного года. В случае же с зерновыми дистиллятами не совсем понятно, какие различия подчеркиваются винтажностью, если характеристики ячменя, фактически, не зависят от погоды.

— Не со всем соглашусь. Погода и природа все же могут повлиять на конечный продукт. Хотя, конечно, влияние на исходный материал не так велико. Да и ни для кого не секрет, что ячмень торгуется на бирже. Хотя, кстати, как дань уважения традиции, на The Glenrothes мы используем только шотландский ячмень сорта Concerto.

Здесь важна идея лимитированных, ограниченных экспрессий. Дело в том, что в процессе создания каждого винтажа идут эксперименты и с бочками, и со складами. У нас 11 складов. Все они отличаются температурным режимом и уровнем влажности. И зачастую бочка проводит разное время чуть-ли не на каждом из них.

Плюс подключаются различия, приобретенные в процессе дистилляции. Мы с вами знаем, что каждая дистилляция будет немного отличатся от предыдущей. А дальше начинается алхимия бочек, потом алхимия работы мастера ассамбляжа.

После этого легкая фильтрация. Холодная фильтрация для винтажей не используется по понятным причинам – не для того старались, чтобы потом те самые насыщенные аминокислоты убрать.

Кто принимает решение о выборе определенного года для винтажа?

— Решения принимает мастер ассамбляжа. Сейчас эту позицию занимает Гордон Моушн (Gordon Motion), ученик знаменитого Джона Рэмзи (John Ramsay). В 2009 году Джон Рэмзи ушел на пенсию. Последний выпущенный им винтаж – 1995 года. А следующий, 1998, делал уже Гордон Моушн.

Также непосредственную роль играет Ронни Кокс (Ronnie Cox). «Хранитель Чаши» (Keeper of the Quaich), человек, чья семья уже в четвертом поколении занимается виски. У него интересная должность – Директор по наследию бренда. Он тоже принимает участие в выборе и оценке ассамбляжа.

О каких критериях можно говорить при выборе бочек? Почему разлит был 1988, а не, например, 1989 год?

— Потому что звезды сложились так, что эти бочки действительно хороши. Ответ примерно такой (смеется).

Насколько лимитированы винтажные релизы?

— Какого-то определенного заданного объема нет, всегда по-разному. Конечно, это далеко не single cask, мы все это понимаем. Хотя single cask, как я говорил, у нас тоже есть. Одна бочка винтажа 1987 года была настолько замечательна, что ее решили бутилировать как самостоятельную единицу. Там, конечно, каждая бутылка пронумерована. Если мне не изменяет память, получилось 480 бутылок.

На рынке встречаются винтажные The Glenrothes, у которых на этикетках годы дистилляции, винтажи, совпадают, а годы розлива разнятся. Это разные ассамбляжи; те же спирты, но выдержанные дольше; или спирты из точно той же партии, просто ждавшие своего розлива в нейтральных емкостях?

— На этикетках всех винтажных Thr Glenrothes указана дата дистилляции, дата ассамбляжа с подписью молт-мастера и год розлива. После ассамбляжа виски отправляется в старые, уже отработавшие свое бочки для марьяжа – в случае с линейкой Reserve на полгода, в случае с винтажами на более длительный срок. А дальше все зависит от партии.

В этом, конечно, заключается маленькая хитрость. Все мы знаем, что для виски критически важно, когда произошел розлив. По понятным причинам – развитие в бутылке останавливается, и дальше уже нет смысла ждать дополнительные, скажем, десять лет в надежде на то, что напиток заиграет какими-то новыми ароматическими или вкусовыми характеристиками.

Наш винтажный виски бутилируется партиями. Например, у меня в руках бутылка, на которой написано, что ассамбляж прошел в июне 2012 года. Первая партия могла быть бутилирована еще в 2012 году, в декабре. А часть спиртов счастливо перевалила 31 декабря и была бутилирована в 2013 году. С технической точки зрения это правда. Но нюанс заключается в том, что эти несколько лишних месяцев спирты провели в марьяже.

То есть делается некий ассамбляж, заливается в уже ставшие нейтральными бочки, а потом партиями может разливаться в течение нескольких лет?

— Да. Тут, в отличие от того же коньяка, который переливают в стеклянные бутыли, так называемые дамжаны, уже готовый ассамбляж спиртов хранится в дубе, хоть и очень старом. И технически выдержка продолжается, хотя букет самого виски остается неизменным – виски проходит этап женитьбы, а не обогащения новыми ароматами. То есть виски одного винтажа в нашем случае будет обладать постоянными ароматическими и вкусовыми характеристиками, независимо от года розлива партии.

Это абсолютно честный ответ. Как я уже говорил, The Glenrothes это честный виски.

Какой твой любимый The Glenrothes?

— Все зависит от ситуации и настроения. Несмотря на то, что есть общий стиль винокурни, каждая экспрессия, конечно же, индивидуальна. И это здорово. Поэтому в зависимости от ситуации, настроения, времени года, погоды и даже времени суток я выберу разный.

— Но если говорить о винтажах, меня абсолютно потряс 1988 год. Сразу чувствуется, что там очень большой процент бочек из-под хереса — он настолько мощный и насыщенный, что нас с коллегой, когда мы первый раз его пригубили, пробрало аж до дрожи и испарины. Но это особый напиток для особых случаев. И цена у него тоже особая, конечно (смеется).

Если говорить о более доступных винтажах, мне очень нравится последняя экспрессия от Джона Рэмзи – винтаж 1995 год. Там как раз нехарактерно превалируют бочки из-под бурбона, но в итоге получается очень интересный, немного отличающийся от привычного стиля The Glenrothes. Который, тем не менее, остается в семье.

Если говорить о серии Reserve, то тут очень сложно отдать предпочтение, потому что у них у всех очень разный, но при этом очень четкий вкусовой профиль. Здесь вся игра заключается в работе с бочками: Alba Reserve это белый американский дуб, бочки из-под бурбона, и характерная для бурбона легкость, сладость, ванильная ароматика. Очень легкий и, что в случае односолодовых зачастую немаловажно, очень питкий виски. Sherry Cask… Мне действительно нравится влияние бочек из-под хереса, и если вам или кому-то из ваших друзей по вкусу виски, выдержанные в бочках из-под хереса, то смело можете им рекомендовать The Glenrothes Sherry Cask Reserve.

The Glenrothes - Vintage Reserve

И новый виски, последнее пополнение в резервной линейке – Vintage Reserve. Продолжение общей концепции винтажей. Здесь очень интересная попытка сделать, как это называют сами BB&R, «мультивинтажный» виски. Идея заключается в том, что ассамбляж состоит из десяти винтажей. Самый молодой из них – винтаж 2003 года, самый старый — винтаж 1987 года. И четверть всех спиртов – винтаж 1998 года. Часть спиртов выдержана в бочках из-под бурбона, часть — из-под хереса. И это, в каком-то смысле, визитная карточка винокурни – для того, чтобы человеку вообще начать знакомиться с виски The Glenrothes, ему можно попробовать Vintage Reserve, а там сразу становится понятно, о чем дальше может пойти речь. Если понравилось (ясно, что это не стодолларовая купюра, чтобы всем нравится) — можно начинать дальнейшие эксперименты.

Еще один тонкий вопрос. Этот релиз впервые был бутилирован в 2015 году. И это не ограниченная партия, а часть регулярной линейки?

— Да, что касается «резервной» линейки, то эти экспрессии будут доступны столько, сколько это необходимо.

Хорошо. Тогда, выходит, в какой-то момент, к какой-то партии технические характеристики, вроде винтажей ’87 и ’03, должны поменяться? То есть невозможно же на регулярной основе из года в год выпускать рыночные партии виски, состоящие из одних и тех же винтажей.

— Да, это так. Думаю, что именно поэтому, а также из-за ограничений Scotch Whisky Assosiation, не уточняется какие именно десять винтажей входят в состав Glenrothes Vintage Reserve. Во-первых, это запрещено раскрывать. Вообще, ситуация заключается в том, что даже я не знаю. Так что постепенно, конечно, поскольку каждый винтаж ограничен, все это будет немного сдвигаться.

Джон Глейзер из Compass Box сейчас настаивает на изменении правил SWA, призывает к полной открытости, пытается добиться, чтобы слово «секрет» в производстве шотландского виски не существовало. «Бутилируешь — пиши все до каждой капли». Производители разделились на два фронта. К какому из них, по твоему мнению, примкнет The Glenrothes?

— У Джона Глейзера явно давний зуб на ребят из SWA – с тех пор, когда они пришли к нему и запретили экспериментировать с клепками и доньями. Так что не знаю… Плюс здесь может быть еще и какой-то самопиар.

Честно говоря, вопрос очень хороший, но официальную позицию The Glenrothes и BB&R я просто не знаю. Лично я поддерживаю это благое начинание. Хотя что-то мне подсказывает, что ни к чему оно не приведет.

Но, как я уж говорил, The Glenrothes очень честный виски, поэтому принятие таких правил, как в анекдоте, «точно не повредит». Нам. Потому что мы изначально играем честно. Если мы говорим, что возраст спиртов от 8 до 13 лет, он точно от 8 до 13, мы туда трехлетки не добавляем, условно говоря.

Но тут же все понятно, экономика ясна — односолодовый виски это категория, которая продолжает расти по всему миру. Единственная категория премиального импортного алкоголя, которая показала рост в прошлый кризисный год. Спиртов для всего этого просто не хватает… И ходят слухи, что не все производители играют честно – я так дипломатично выкручусь.

Кто «потенциальный потребитель» The Glenrothes?

— Прелесть довольно широкого ассортимента заключается в том, что здесь есть продукты для любой категории. Винтажи, особенно выдержанные – для connoisseurs, ценителей, фанатов и коллекционеров, в первую очередь.

Но и для людей, которые только открывают для себя категорию односолодового виски, The Glenrothes, как мне кажется, очень хороший старт. Тот же Vintage Reserve, о котором я говорил. Причем, что немаловажно, он весьма доступен по цене. Это была принципиальная позиция – я несколько месяцев потратил на то, чтобы убедить производителя дать нам минимальную цену, чтобы мы могли обеспечить потребителю возможность пить качественный виски по доступной цене, тем более в кризисное время.

Если говорить о некоем идеальном портрете потребителя, то я процитирую Ронни Кокса, который очень емко сказал: «The Glenrothes is whisky for thinkers, not drinkers». То есть The Glenrothes это виски в первую очередь для тех, кто думает, а не просто пьет. По-английски это лучше звучит, по-русски менее изящно, конечно. Но именно этих людей мы хотели бы видеть среди наших потребителей. Именно для них мы делаем дегустации с виниловыми пластинками, как, например, в Москве в Whisky Rooms и в Санкт-Петербурге в VinyllaSky.

Каково твое мнение о рынке солодового виски в России? На каком он сейчас этапе и какое будущее его ждет?

— Конечно, мы на этапе становления. Потому что, если посмотреть на нашу необъятную родину объективно, по-прежнему основная часть солодового виски потребляется в двух городах – Москве и Петербурге. К большому сожалению, мы еще в начале этого длинного и, несомненно, тернистого пути по работе над культурой потребления вообще. Но я очень рад, что являюсь частью этого движения и некоторым образом способствую повышению культуры. И с оптимизмом смотрю вперед потому, что все больше и больше людей разных возрастов и социальных статусов открывают для себя прекрасный мир односолодового виски. И это здорово!

Этот вопрос надо было задать пару вопросов назад. Есть ли у тебя какой-то любимый виски, помимо The Glenrothes? Какой виски чаще всего оказывается в твоем домашнем баре?

— Знаете, я восторгаюсь теми людьми, у которых есть дома бар, но как-то никогда не получалось, чтобы открытая бутылка односолодового виски прожила в моей квартире больше месяца (смеется).

Тогда пустые бутылки из-под какого виски ты чаще всего выкидываешь из дома?

— Если говорить о других брендах… Одним из моих любимых виски является Bowmore – когда мне хочется, как у Монти Пайтон, «and now something completely different», я с большим удовольствием наливаю себе дрэм Bowmore. Потому что, как и в The Glenrothes, в нем мне очень нравится баланс – это прекрасно сбалансированный виски, несмотря на его непростое происхождение с острова Айла… Он кажется мне одним из самых сбалансированных виски с этого острова.

А ты помнишь самый первый бокал виски в жизни?

— Честно говоря, я не помню самый первый виски, который я попробовал. Рискну предположить, что это было что-то не очень хорошее, поэтому память это и стерла (смеется). Но я помню первую бутылку, которую мы с другом выпили. Это был виски Dewar’s White Label. Что для бедных 18-летних студентов стало огромным событием.

А помнишь первый виски, который тебя впечатлил?

— Впечатлил в хорошем смысле? Просто были и плохие впечатления (смеется)

Давай в хорошем.

— В свой первый визит в Шотландию я приезжал к Gordon & MacPhail. Их склад это невероятно техническое сооружение, где бочки хранятся в пять этажей – они имеют один из самых больших парков бочек в Шотландии. И вот во время посещения этого склада я попробовал Benromach 1968 года — на тот момент самый выдержанный виски, который мне доводилось пробовать. Я был розовощеким выпускником института во время своей первой зарубежной командировки, и только-только сам начинал открывать мир односолодового виски. Буквально вчера пил Dewar’s, а тут — Benromach 68 года, да еще и в Шотландии.

Так что это, наверное, первое мощное впечатление, потрясение в этом плане.

А самое мощное потрясение?

— Знаете, специфика моей карьеры заключается в том, что The Glenrothes я занимался дважды – первый раз, когда работал бренд-менеджером в компании МБГ, а потом, когда меня пригласили в Маруся Бевереджис.

Когда я как раз в попытке сбежать из индустрии на канал 2Х2 уволился из МБГ, представители BB&R в качестве благодарности за мою работу (это было безумно приятно!) подарили мне The Glenrothes 1978 года. Да еще и невероятное рекомендательное письмо. С которым, что самое смешное, я пришел в Маруся Бевереджис. И встретил их там.

Glenrothes Vintage 1978

Это такой очень эмоциональный момент. Ну и, конечно же, винтаж 1978 года — абсолютно отдельная экспрессия.

Для тебя работа с виски это бизнес, творчество или что-то еще?

— Это, несомненно, работа — таким образом я зарабатываю себе на жизнь. Но в этом плане я счастливый человек, потому что искренне наслаждаюсь тем, чем занимаюсь. И на этой работе очень большой процент творчества — те же самые виниловые сессии, например. Наверное, самая любимая и приятная часть профессии. Скажем так, «классическое бренд-амбассадорство»

Несколько слов для читателей islay.ru

— Дегустируйте, дегустируйте и еще раз дегустируйте. Ваши рецепторы тренируются. Чем больше виски или других благородных напитков вы попробуете, тем лучше будете понимать эти напитки.

Часто на официальных дегустациях многие испытывают некий страх, чувствуют себя неуверенно. Не надо! Дегустируйте как можно больше, разбирайтесь и прислушивайтесь к собственным ощущениям. Если спикер утверждает, что в ароматическом букете обязательно должен быть банан, а у вас там подлесок – скажите ему об этом, у вас будет, что обсудить.

Напоследок — анекдот или смешная история про виски.

— Это исторический анекдот, который связан с The Glenrothes. Дело в том, что в свое время винокурню преследовал ряд неудач. Несколько раз она горела, один раз даже был взрыв. Но за счет того, что спирты очень высоко ценились, The Glenrothes каждый раз, как птица Феникс, восставала из пепла.

Так вот, однажды в XIX веке произошел пожар, полностью уничтоживший склады. На них в тот момент находилось более пяти тысяч бочек. И виски из горящих складов вылился в ручей Burn of Rothes, на котором стоит непосредственно винокурня. Как гласит городская легенда, ниже по течению ручья находилось любимое место водопоя местных коров. И следующие несколько дней все коровы слонялись по округе пьяными. А местные жители выяснили, что организм коровы в силу физиологических особенностей не может переработать алкоголь — именно поэтому все молоко в городе еще некоторое время обладало довольно интересным эффектом.

Это моя любимая история. Хотя о виски я могу говорить долго и много. Есть еще много историй, так что надеюсь, что мы с вами еще увидимся!

Обязательно увидимся! Большое спасибо!

Поделиться: Share on VKShare on Facebook88Tweet about this on TwitterShare on Google+0Share on LinkedIn1Print this pageEmail this to someone