Кэмпбелтаун: Павшая Столица Виски

10 февраля мы в «Открытом виски-клубе», наконец-то, вернулись к любимой теме, и продолжили путешествие по шотландским регионам. На этот раз нас занесло в Кэмпбелтаун, место, которое кто-то назвал «The nearest place to nowhere, and the furthest from anywhere». И, поверьте, там было хорошо.

Кэмпбелтаун: дегустационный сет
Кэмпбелтаун: дегустационный сет

Сегодня Кэмпбелтаун, пожалуй, самый малоизвестный виски-регион, и уж точно самый маленький из пяти официальных. Фактически, здесь находится 3 винокурни, но их часто называют «2.5 винокурнями» из-за того, что две из них принадлежат одним владельцам, и объемы производства второй – Glengyle – малы, так что она воспринимается, как некое дополнение к Springbank.

Регион назван в честь единственного полноценного города на южной оконечности самого длинного в Шотландии полуострова, Кинтайр. Кэмпбелтаун был основан в 1609 году Арчибальдом Кэмпбелом, седьмым графом Аргиллом, и получил Королевский городской патент в 1700 году.

Однако, на этом месте и раньше было поселение под названием Ceann Loch Chille Chiaran, часто сокращаемое (что неудивительно) до ‘Kinlochkilkerran’. По утверждению сайта винокурни Springbank, первое письменное упоминание о производстве виски в этих краях датируется 1591 годом.

Здесь всегда были отличные условия для производства воды жизни: отдаленность от правительственных центров и неограниченный доступ к ячменю и торфу, а позже – углю (тут распологалась единственная в Западном Хайленде угольная шахта). Кроме того, продукцию легко можно было продавать, используя водные пути.

Неудивительно, что полуостров Кинтайр стал гнездом нелегального винокурения. Английский путешественник Томас Пеннант, посетивший Кэмпбелтаун летом 1772 года, отмечал: «горожане настолько выжили из ума, что превращают свой хлеб в яд, ежегодно перерабатывая 6000 мер зерна» (почти 400 тонн). А авторы книги Making of Scotch Whisky (Мосс и Хьюм) пишут, что «нелегальные винокуры Кинтайра… развили активную торговлю с Глазго и соседними городами, где их более торфяные виски пользовались бОльшим спросом, чем напитки конкурентов из Лоуленда».

В 1794 году священник по имени Джон Смит сообщал, что «после ловли селедки, производство виски – второй по объемам бизнес в городе». Составленный в том же году Статистический отчет о Шотландии упоминает о 22 нелегальных винокурнях, работавших в городе, и еще 10, находившихся в его окрестностях.

При этом легальных производств вплоть до 1823 года в городе было всего три. С 1823 по 1834 же лицензию получили 27 винокурен. Уже в 1824 году около 25 местных дистиллерий производили 3,5 млн литров спирта. Большая его часть экспортировалась на Шотландскую Равнину, в Англию, Ирландию и за рубеж.

На самом деле, географически винокурни Кэмпбелтауна ближе к ирландской Bushmills, чем даже к винокурням Айлы — ирландское побережье отдалено от Кинтайра всего на несколько миль. Кстати, по распространенной версии, винокурение в Шотландию принесли ирландцы и впервые – именно на п-ов Кинтайр, а уже отсюда на о. Иона и др. И в этой связи неудивительны разночтения в исторических описаниях стилистики виски этого города-региона. Если сегодня мы привыкли воспринимать кэмпбелтаунский стиль как морской, маслянистый, с торфяными нотами, то, к примеру, в 1967 году профессор Макдауэл говорил о «наполненной ароматами, приятной легкости» виски Springbank, «чем-то напоминающем Rosebank» (равнинный виски) и об «ирландском характере» Glen Scotia.

Следуя исторической логике, начать мы решили с виски Hazelburn 10 yo. Почему? Все просто – он производится тройной перегонкой без использования торфа. То есть, вроде как, максимально близок к бытующим последние сорок лет представлениям об ирландском виски.

Дегустация виски региона Кэмпбелтаун
Дегустация виски региона Кэмпбелтаун

Хотя Ирландией из бокала и не пахло. А вот морем – да. И рыбой, и йодом, и соленым бризом. Кроме того – солодом, цитрусовыми, и, как ни странно, отголоски фенольных нот тоже были легко различимы. Машинное масло? Пожалуй. Все же этот виски, производимый винокурней Springbank с 1997 года (первый релиз поступил в продажу в 2005 году), при всех технологических особенностях региональной стилистике не изменил.

Интересно, что названа серия в честь одной из некогда существовавших в Кэмпбелтауне винокурен. По свидетельствам современников, самой крупной в городе на рубеже 80-90 х гг XIX века – она обеспечивала работой 22 человека и производила около 192 тысяч литров в год. В то время общий городской объем пр-ва оценивался почти в 9 миллионов литров при 21 легальной винокурне и 250 связанных с ними рабочих. Оставивший эти ценные сведения Альфред Барнар даже назвал Кэмпбелтаун «городом виски».

Вообще, расцвет легального винокурения на полуострове связан с появлением купажей. Кэмпбелтаун имел выгодное положение с точки зрения поставок производителям блендов — много купажистов работали в Глазго, «втором городе Империи», куда грузы доставлялись по морю, а потом по реке Клайд. Сердцем водной торговли был Broomielaw. Поблизости базировались, к примеру, склады Whyte&Mackay, Black&Whyte и многих других компаний. Хотя, конечно, виски в Глазго привозили и по железной дороге, и грузовиками, и на лошадях.

Но при всех плюсах, регион так и не обошел по объемам производства уже взошедшую к тому моменту звезду – Спейсайд. Хотя почти сравнялся с ним по количеству винокурен, и полнее, чем любое другое место в Шотландии, сосредоточился именно на производстве виски. Пишут, что это привело к истощению местных запасов ячменя, и его пришлось привозить не только из других областей Шотландии, но даже из Дании и России. Сухую барду экспортировали в Германию – в качестве корма для армейских лошадей.

На полученные доходы местные магнаты строили шикарные особняки. И церкви. Барнар в своих заметках отметил: «говорят, что в городе почти столько же церквей, сколько и винокурен». Очевидно, так местные богачи пытались хоть как-то искупить свои грехи и повысить шансы на попадание в Рай после жизни, обеспеченной такой «злой сущностью», как виски.

Примечательно, что в 1891 году Кэмпбелтаун с его с населением в 1969 человек был признан самым богатым городом Британии из расчета дохода на душу населения.

Это была высшая точка подъема региона. В последние десятилетия XIX века производители купажей сочли, что легкие и ароматные сорта Спейсайда более привлекательны, чем более тяжелые напитки Кэмпбелтауна. Тем более, к Спейсайду протянулась железная дорога, сделавшая виски оттуда значительно более доступными. В этом может крыться одно из объяснений упомянутых выше разночтений относительно стиля – довольно вероятно, что включившиеся в конкурентную борьбу с винокурами Спейсайда производители Кэмпбелтауна стали все чаще использовать уголь вместо торфа, что привело к формированию более легкого и фруктового профиля их продукции.

Лопнувший в конце XIX века виски-пузырь, конечно, коснулся и Кэмпбелтауна. Масло в огонь подливали спекулянты, за некоторое время до этого начавшие скупать целые склады с еще невыдержанным виски, что не только подстегивало рост производства, но и негативно влияло на качество производимого спирта.

И хотя многим винокурням удалось пережить пик кризиса и спад на рубеже веков, последствия Первой мировой (например, массовая безработица в Глазго и истощение местных запасов угля – их выработали к 30-м гг) и депрессия конца 1920-х оставили «в живых» только три.

Правда, некоторую отсрочку предоставил интерес к «тяжелому» виски Кэмпбелтауна со стороны американских бутлегеров времен Сухого закона. И снова, как в один голос утверждают специалисты, высокий спрос привел к ухудшению качества виски. Существует исторический анекдот про то, что в ход пошли даже бочки из-под селедки – в городе некогда был один из самых больших рыболовецких флотов в Шотландии, но в начале 20 века в рыбной ловле начался кризис, большое количество «рыбных» бочек стояли пустыми, и, дескать, их вполне могли использовать беспринципные винокуры в погоне за прибылью. По другой версии, этот слух пустили производители Спейсайда, чтобы насолить конкурентам.

Но об общем отношении к качеству молтов полуострова Кинтайр в те времена говорит один забавный факт — Питер Мэкки, создатель White Horse и тогдашний владелец Hazelburn, в 1920-х гг. стал называть виски этой винокурни не «Campbeltown malt», а «Kintyre malt». Видимо, чтобы избежать негативных ассоциаций.

В 1925 году кол-во винокурен уменьшилось до 12. А к началу тридцатых все, кроме Springbank, Scotia и Rieclachan, уже закрылись. Вскоре и последняя из упомянутых прекратила работу.

Вторым образцом стал виски с одной из выживших винокурен — Glen Scotia.

Scotia была построена в 1832 году, и с тех пор неоднократно меняла хозяев. Один из них, Данкан Маклауд, владевший производством с 1924 по 1928 гг., по легенде был обманом лишен огромной суммы в 40000 фунтов. Что вогнало его в депрессию, а впоследствии довело до самоубийства — 23 декабря 1930 года он утопился в местном озере. Правда, по другой версии он повесился в помещении мельницы. Именно там, якобы, и появляется, как утверждали некоторые рабочие, таинственный призрак. Но версия с озером более романтична.

Есть мнение, что этим историческим фактом вдохновлялся Энди Стюарт при написании песни «Campbeltown Loch».

Oh Campbeltown Loch, I wish you were whisky!
Campbeltown Loch, Och Aye!
Oh Campbeltown Loch, I wish ye were whisky!
I wid drink ye dry.

Now Campbeltown Loch is a beautiful place,
But the price of the whisky is grim.
How nice it would be if the whisky was free
And the Loch was filled up to the brim.

I’d buy a yacht with the money I’ve got
And I’d anchor it out in the bay.
If I wanted a nip I’d go in for a dip.
I’d be swimmin’ by night and by day!

But what if the boat should overturn
And drowned in the Loch was I?
You’d hear me shout, you’d hear me call out
«What a wonderful way to die !»

Альфред Барнар в свое время описал Scotia так: «как будто упряталась от взоров, как будто искусство винокурения было тайной за семью печатями».

А вот Ричард Паттерсон описывает свой первый визит на Scotia в 1960-х так: «Должен признаться, это было совсем не то, что я себе представлял. Я никогда до того не был внутри винокурен, но Edradour и Blair Athol внешне всегда выглядели ухоженными… Снаружи Glen Scotia выглядела больше как американская тюрьма, чем шотландская винокурня. Здание явно не красили с довоенных времен, а верхний ряд окон был заколочен… Glen Scotia был темной, грязноватой и наводящей тоску… Когда мы заходили в дистилляционный цех, я ожидал увидеть большие, красивые, сверкающие кубы. Но вышло не так. Они были большими, похожими на луковицы, с очень короткой шеей, но при этом были темными и грустными, даже безжизненными. Это не были сверкающие кубы из моего воображения, все наполированные, как будто собрались вечером выйти в свет. Это были кубы, с которыми вам не захотелось бы встретиться на темной аллее…

Но дело было не только в кубах. Я не мог не заметить, что часть ячменя, рассыпанного по полу солодовни, выглядела черной и нездоровой. Почти сожженной. Я, конечно, не химик, но это точно было плохим знаком. Только спустя много лет я узнал, что подобное изменение цвета вызывается заражением грибковым организмом спорыньей. Именно он унес жизни многих шотландцев в голодные годы 19 века. К счастью, сегодня спорынья дело прошлого, хотя ее используют для производства средств усиления сексуальности и наркотиков.

Я не имею ввиду, что Смит (менеджер винокурни) и его команда не являлись профессионалами. Просто тогда не было туристов, которым нужно угождать, как и необходимости полировать до блеска кубы и спиртовые сейфы для фотографий. Это был просто завод, производивший виски для купажирования. Ничего больше».

И дальше: «Когда я вернулся на ту же улицу спустя тридцать пять лет, то увидел, что, судя по всему, ничего не поменялось. Glen Scotia была также депрессивна, как в мой первый визит».

Пару лет назад Glen Scotia, вместе с Loch Lomond, была выкуплена группой инвесторов, вложивших немалые средства в ее модернизацию. Что ж, будем надеяться, в свой следующий приезд мистер Паттерсон увидит более приятную картину.

А мы тем временем попробовали Glen Scotia 12 yo из линейки, выпускавшейся предыдущими владельцами. Причем не самой последней из них.

Молт оказался достаточно простым. Но со всеми присущими Кэмпбелтауну чертами – и морем, и маслом, и солодом. И горсткой орехов. Питко, но без взрыва эмоций.

Возвращаясь к историческим описаниям стиля виски Кинтайра.

Барнар: «обыкновенно жидкий, впрочем, приемлемый по цене».

Макдональд: «контрабас в оркестре виски… мощный и убедительный, насыщенный и резкий виски».

Макдауэл: «виски Лоуленда и Кэмпбелтауна гораздо мягче, чем Хайленда и Айлы, и в настоящее время очень похожи».

Дейчис: «в прошлом сорта виски Кэмпбелтауна обладали крепостью и насыщенностью, присущими виски с острова Айла, и традиционно считаются самыми мужскими сортами».

На этом фоне просто необходимо было познакомиться с самым знаменитым и, пожалуй, самым «мужским», «мощным» и «убедительным» из местных молтов — Springbank.

Его производят на одноименной винокурне, до сих пор принадлежащей потомкам основателей.

Семья Мичтеллов — известная династия дистиллеров в Кэмпбелтауне. Первые Митчеллы прибыли в сюда в 1660-х из Лоуленда, а их связь с производством виски прослеживается с начала XIX века, еще до открытия Springbank в 1828 году. К слову, члены семьи были так или иначе связаны с работой сразу нескольких винокурен: Rieclachan, Toberanrigh, Drumore, Glengyle.

Springbank уникальна тем, что использует только ячмень собственного соложения, и весь производственный процесс происходит на винокурне.

Виски «Springbank» перегоняется два с половиной раза (что бы это ни значило), а сырьем выступает солод с содержанием фенолов 12-15 ppm.

Стиль этого виски в полной мере отражает дух самого города. Патерсон так вспоминает свой первый приезд в Кэмпбелтаун: «…я сразу же услышал жалобные крики серебристых чаек и увидел тучи мошкары, роящейся вокруг рыбацких лодок, выстроившихся в линию в бухте. Но самым ошеломляющим был запах. Запах рыбы, тысяч рыб, который, казалось, просочился в каждую щель этой старой бухты… Он был самой кровью Кэмпбелтауна. Но со временем за запахом рыбы я стал различать и другие – дизель, смола, гниющие морские водоросли и, фоном, слабый запах производства виски».

Вот и Springbank 10 yo вполне воплотил в себе атмосферу места. Это молт из серии must try.

Дегустация виски региона Кэмпбелтаун
Дегустация виски региона Кэмпбелтаун

Долгое время город, как и его винокуренная отрасль, пребывали в упадке. Но в последние годы ситуация меняется.

По признанию Френка МакАрди, управляющего Springbank, своим новым возрождением Кэмпбелтаун обязан вовсе не виски, а датской компании Vestas, построившей ветряные мельницы и обеспечившей работой больше 200 человек. Он говорит: «Когда я приехал сюда несколько лет назад (середина 2000-х), город был в упадке. Верфь закрыта, завод по производству одежды Jaeger закрыт, многие люди потеряли работу, когда Королевские ВВС закрыли находившуюся неподалеку базу, магазины закрывались… Но сегодня ситуация изменилась, и все снова смотрят в будущее с оптимизмом, в городе появились рабочие места».

И одним из символов перемен стало второе рождение винокурни Glengyle. Оригинальная винокурня была построена в 1872 году Уильямом Митчеллом, фермером, который до того владел Springbank совместно со своим братом Джоном. Они расстались в результате конфликта из-за овец.

В 1876 году Барнар описал ее как «аккуратно сделанную и компактную, просторную и чистую, с прекрасным видом ухоженных садов, обработанных полей и склоном холмов, заросших вереском». Винокурня работала полвека, пока ее не закрыли в 1925. Следующие 75 лет ее использовали как стрельбище (под другой версии — часть зданий была перестроены под гаражи и заправочную станцию) и для других видов бизнеса, пока в 2000 году земли не вернулись к владельцам Springbank.

Френк МакАрди: «Однажды мы с Хэдли Райтом, управляющим директором Springbank, проходили мимо того места, где располагается Glengyle. Здания принадлежали кооперативу фермеров, потом компании, продававшей корм для животных, ячмень и прочее. В тот момент они как раз решили избавиться от зданий, и, проходя мимо, мы увидели объявление о продаже. «Ммм — сказал Хедли, — это место было основано моим пра-пра-дедушкой, думаю, я должен попытаться его выкупить». Что он и сделал. Причем сначала их не планировалось превращать в винокурню».

Тем не менее, в 2004 году производство начали реанимировать, закупив кубы на закрытой винокурне Ben Wyvis, мельницу для солода у Craigellachie… В общем, с миру по нитке. Официальное открытие состоялось 26 марта 2004 года, и Glengyle стала первой, вновь заработавшей в Кэмпбелтауне за 125 лет, и первой, построенной в 21 веке в Шотландии. Производством занимается команда Springbank.

Попробовали Kilkerran Work In Progress Sherry Wood. И даже хересным бочкам не удалось «забить» характер региона. Все то же море, правда, в обрамлении сухофруктов и орехов.

Ну и напоследок был третий виски, производимый на самой Springbank, под названием Longrow. Перегоняется дважды, и из значительно более торфяного солода. Первая дистилляция произошла в 1973 году, а в продажу впервые поступил в 1985 году.

Дегустация виски региона Кэмпбелтаун
Дегустация виски региона Кэмпбелтаун

Longrow Peated оказался не таким уж и фенольным. Дым и торф, конечно, проявили себя, но гораздо меньше, чем ожидалось. Море, масло, цитрусовые. Молодо, дерзко, харАктерно. И очень вкусно…

Можно ли говорить о Кэмпбелтауне, как отдельном регионе? Определенно! Общая (и отличная от продукции других регионов) стилистика местных молтов налицо. Расстраивает одно – так мало винокурен в настоящий момент производят этот прекрасный виски.

Поделиться: Share on VKShare on Facebook3Tweet about this on TwitterShare on Google+0Share on LinkedIn0Print this pageEmail this to someone

Оставить комментарий