Открытый виски-клуб: Bruichladdich

Сегодня любителей виски уже сложно чем-нибудь по-настоящему удивить, и производители подчас идут на безумные эксперименты. Например, выдерживая виски в бочках из-под кофе, табаско и даже рыбы. Про подобные вещи забавно читать, но возникает резонный вопрос: «А н…?». Совсем другое дело, когда винокурня находится в постоянном поиске, при этом поддерживая качества своего виски на том уровне, когда каждый новый релиз – приятная интрига.

Славу именно такого производства заслужила с приходом 2000-х айловская Bruichladdich. Новую жизнь в буквально заброшенную прежними владельцами винокурню, не имевшую даже крыши, вдохнули Джим МакЮэн и Марк Ренье. Первый получал свой неоценимый опыт на Bowmore с 1963 года. Второй пришел к виски из мира вина, что крайне заметно повлияло на Bruichladdich в период ее возрождения.

Открытый виски-клуб: Bruichladdich
Открытый виски-клуб: Bruichladdich

Bruichladdich – мечта и страшный сон коллекционера. Таким количеством официальных релизов, ограниченных, как водится, и выпускавшихся по совершенно разным случаям, не может похвастаться ни один другой производитель Шотландии. Финиши в бочках из-под великих вин Бордо, лучших сотернов, испанских и итальянских красных, всех видов хереса, мадеры, рома и всего-что-только-может-прийти-в-голову (кстати, для финиша в рыбных бочках независимый ботлер с говорящим названием Stupid Cask выбрал именно Bruichladdich) сыпались, как из рога изобилия. Добавьте к этому приверженность к экспериментам с ячменем – разных сортов, включая старинный bere, с разных айловских ферм – и вы увидите более-менее полную картину.

Калейдоскоп экспериментов, конечно, стал бледнее с продажей винокурни концерну Remy Cointreau в 2012 году и уходом Марка (в индустрию ирландского виски) и Джима (на пенсию), но и сегодня за Bruichladdich следить очень интересно. В чем мы с большим удовольствием убедились на встрече с амбассадором винокурни Михаилом Калачевым. При полном аншлаге.

Открытый виски-клуб: Bruichladdich
Открытый виски-клуб: Bruichladdich

Дегустацию начали с флагманского Bruichladdich Scottish Barley The Classic Laddie. Виски, стоящего особняком на фоне всех своих айловских братьев. Совершенно неторфяного, с отчетливым морским характером. Он, конечно, юн и в чем-то даже неотесан. С намеком на ощущения, вызываемые свежим белым вином. Несложный. Но весьма приятный. Особенно при 50%. И оригинальный, чего ну никак не отнять. Прекрасная возможность увидеть то, что обычно скрывается  под завесой торфяного дыма в бутылках с надписью «Islay».

Михаил Калачев и Bruichladdich Scottish Barley The Classic Laddie
Михаил Калачев и Bruichladdich Scottish Barley The Classic Laddie

Вторым номером шел Bruichladdich Islay Barley Rockside Farm 2007. Тоже разлитый при 50%. И также заявленный как неторфяной. Хотя вот тут остров взял свое в неожиданных, но весьма заметных фенольных нотах. Не то машинное масло, не то солидол. Плюс солод, фрукты и ваниль. И, конечно, морская соль. Заметно сложнее предшественника. Комплекснее, хоть тоже молод. В этом виски выразилась максимальная «локальность» Bruichladdich – ячмень только с одной айловской фермы, выгонка только 2007 года. Кстати, и разливает свои творения винокурня тоже на острове.

Михаил Калачев и Bruichladdich Islay Barley Rockside Farm 2007
Михаил Калачев и Bruichladdich Islay Barley Rockside Farm 2007

Эксперимент продолжался. Третьим в сете стал Port Charlotte Scottish Barley. Представитель линейки, созданной как дань памяти некогда существовавшей в деревне Порт Шарлотт винокурне. Она была построена в 1829 году и вплоть до первой половины ХХ века производила торфяной виски. Владельцы Bruichladdich даже заявляли, что планируют восстановить ее, но пока дело ограничилось лишь выпуском одноименного виски из ячменя, окуренного до 40 ppm.

Те же 50%, натуральный цвет и отсутствие холодной фильтрации. Землисто-дымный аромат, медицина и цитрусовые. Нет-нет, да прорвутся морские ноты основы, но торф успешно с ними справляется. Костер и солодовая сладость. Конечно, в сравнении с линейкой Bruichladdich тут заметно больше объема и силы. Остальное – вопрос личных предпочтений.

А дальше был джин. Да, виски дело не ограничивается. На Bruichladdich до сих пор стоит и работает последний сохранившийся в первозданном виде перегонный куб системы Lomond. С короткой колонной вместо шеи, в которой установлены три тарелки. Называют его «Ugly Betty». Изяществом он и правда не отличается. Чего не скажешь о производимом в этом кубе джине Botanist. Еще одном воплощении идеи артизанальности и терруарности. Его букет создают 22 сезонных айловских растения (и 9 не айловских), собираемых вручную парой местных ботаников. Наверное, в подробностях описывать джин смысла нет. Лучше попробуйте.

Михаил Калачев и джин Botanist
Михаил Калачев и джин Botanist

Жирной черной точкой стал образец из еще одной линейки винокурни — экстремально торфяной Octomore 06.1 167 ppm 5yo 57%. Серия названа в честь фермы Октомо, где выращивается ячмень для производства Bruichladdich. Первые спирты Octomore были произведены 23 сентября 2002 года, а торфянистость самого радикально релиза достигла 258 ppm. Так что мы пробовали «середнячок». И он оказался удивительно цельным и сбалансированным для своих пяти лет! Мощным, ярким, неспиртуозным. В конце концов, просто вкусным. Хотя пить его каждый вечер, конечно, было бы тяжеловато. С другой  стороны, кто ж откажется?

Михаил Калачев и Octomore 06.1 167 ppm
Михаил Калачев и Octomore 06.1 167 ppm
Bruichladdich показали, что и молодой виски может быть очень даже хорош. Если сделать его с душой. И разлить при крепости не ниже 50%. Что ж, продолжаем с интересом следить за непрекращающимся экспериментом!
Поделиться: Share on VKShare on Facebook127Tweet about this on TwitterShare on Google+2Share on LinkedIn0Print this pageEmail this to someone

Оставить комментарий